<< вернуться назад   хотите разместить рекламу на сайте?

Главная / Статьи / Где будет город-сад?

Где будет город-сад?

04.06.09
 
Где будет город-сад?«Куда же денется вода?» — спросят вспомнившие про круговорот в природе. В общем, никуда, просто она становится непригодной для питья. Люди ведь пьют (как и используют для полива) только пресную воду, а это лишь 2,5% земных водяных запасов.
В наше время питьевую воду во многие крупные города доставляют из источников и хранилищ, расположенных за сотни километров. Так, в Калифорнии сеть водопроводов протянулась на двадцать с лишним тысяч километров. Сто семьдесят четыре насосные станции перекачивают ценную влагу в плавательные бассейны и на виноградники, в коттеджи и на хлопковые поля. В этом американском штате ежедневное потребление воды достигло рекордно высокой отметки: 1055 л на человека.
На Канарских островах, где почва выжжена солнцем, любой турист может по десять раз на дню принимать душ. В пустыне Израиля растут бананы и финики. Страна пустынь Саудовская Аравия стала крупнейшим экспортером зерна среди стран Персидского залива. В засушливой Калифорнии возделывают виноградники. Сорок процентов всей мировой сельскохозяйственной продукции выращивается на искусственно орошаемых полях. Но скоро этому изобилию придет конец. И — война по расписанию.

«Мочить», чтобы пить

Первыми ударами, нанесенными израильской авиацией в Шестидневной войне, были бомбежки по фундаменту сирийской плотины. Сирийцы и иорданцы тогда вознамерились возвести на Ярмуке — одном из притоков Иордана — плотину, чтобы задержать часть его вод. И Израиль решил: надо бить, чтобы было что пить. Впоследствии генерал Моше Даян заявил, что его страна начала конфликт лишь из опасения оказаться отрезанной от водных ресурсов региона. По той же причине израильтяне захватили Голанские высоты и Западный берег реки Иордан — они изобиловали грунтовыми водами.
С тех пор водами Иордана израильтяне распоряжаются сами. После победоносной войны евреи запретили палестинцам без особого на то разрешения рыть колодцы и бурить скважины. В то время как Сирия и Иордания вынуждены импортировать воду, в Израиле каждая финиковая пальма или апельсиновое дерево орошаются искусственным путем. Ежегодно из Тивериадского озера — единственного крупного хранилища пресной воды в регионе — выкачивается около 400 млн куб. м воды. Она направляется на север Израиля, в засушливую холмистую Галилею, превращенную стараниями людей в цветущую страну. Трубопроводы, ведущие сюда, укрыты в подземных штольнях, дабы защитить их от возможного вражеского нападения и терактов. Вода здесь важнее нефти — стратегический ресурс.
В результате каждый израильский поселенец потребляет сегодня в среднем более 300 л воды в день. Палестинцам перепадает ровно в десять раз меньше.

Жадность турка не погубит

Столь же жадно, когда речь заходит о воде, ведут себя турецкие власти. Более десяти лет турки строят плотины в верховьях Евфрата. А теперь собираются перекрыть и Тигр. Согласно «Великому Анатолийскому проекту» на территории Турции будет создано более двадцати водохранилищ. Они станут орошать обширную территорию площадью 1 700 000 га. Зато в соседние страны, Сирию и Ирак, воды потечет вдвое меньше обычного.
Уже в 1990 году, когда Турция, возведя плотину Ататюрка высотой 184 м, стала наполнять водохранилище, регион оказался на грани войны. В течение месяца сирийцы сидели без воды. Правительство в Анкаре отвечало бездушной отговоркой на все их протесты: «Почему мы должны делиться с ними своей водой? Ведь арабы с нами нефтью не делятся!»
Сирия уже грозилась разбомбить «все турецкие плотины». Лишь после долгих переговоров Анкара согласилась отпускать южным соседям 500 куб. м Евфрата ежедневно. И ни кубом больше.

Дележ Голубого Нила

Не лучше ситуация в Африке, причем даже в тех местах, где воды, казалось бы, хватает. Нил, самая длинная в мире река, несет свои воды через Танзанию, Руанду, Заир, Уганду, Эфиопию, Судан и Египет. Во всех этих странах растет потребность в воде — ведь население все время увеличивается.
Египетские власти собираются проложить близ границы с Суданом канал длиной 60 км. Он превратит 220000 га пустыни в плодородную пашню.
Власти Эфиопии в будущем намерены тратить на нужды своего сельского хозяйства до 16% воды Голубого Нила (это самый многоводный нильский приток). Дележ реки неизбежно приведет к межэтническим столкновениям в Восточной Африке. Так, еще в 1990 году, когда Эфиопия собиралась строить плотину, правительство Египта резко воспротивилось этому. По настоянию Каира Африканский банк развития отказался выделить Аддис-Абебе обещанный прежде кредит, и от грандиозного замысла пришлось отказаться. В свое время еще президент Египта Анвар Садат произнес знаменательную фразу: «Кто шутит с Нилом, объявляет нам войну».

Хлопок против электричества

Один из конфликтов за водные ресурсы разворачивается прямо у границ России, между Узбекистаном и Таджикистаном. В феврале противостояние достигло высшей стадии, когда президент Таджикистана Эмомали Рахмон отказался приехать на назначенные переговоры с Дмитрием Медведевым и не стал участвовать в саммитах ОДКБ и ЕврАзЭС.
Суть конфликта — в водах реки Вахш: Таджикистану они необходимы для питания электрогенераторов, а Узбекистану — для орошения хлопковых полей. Таджикистан уже приступил к строительству крупнейшей в мире (высота — 335 м) плотины, чтобы питать энергией вод Вахша гидроэлектростанцию. В Таджикистане плотина — стратегический проект: в стране уже введено лимитированное потребление энергии, свет подается по расписанию. Но пока водохранилище будет наполняться водой, останутся без орошения хлопковые поля Узбекистана в нижнем течении, а это уже стратегические потери. Резкий накал страстей между РФ и Таджикистаном был вызван тем, что, по мнению Душанбе, Россия встала на сторону оппонентов в водном конфликте.

Не пей, козленочком станешь!

Стоит упомянуть еще Индию и Бангладеш. Здесь причина споров — воды Ганга. С 1973 года Индия отводит огромную их часть на нужды своих мегаполисов (например, Калькутты). В итоге Бангладеш то и дело переживает катастрофические неурожаи и голод, усугубляемый острой нехваткой питьевой воды. В октябре 1995 года, например, более сорока миллионов жителей Бангладеш мучились от голода лишь потому, что Индия «перекрыла кран».
В общей сложности 214 рек и озер являются общими для двух и более государств, из них 66 — общие для четырех и более стран. И всю эту воду им предстоит делить. И чем дальше, тем серьезнее будут споры. 30 стран получают более трети своей воды из источников за их пределами.
А скоро нехватка воды станет всеобщей проблемой. Уже к 2025 году более 40% населения планеты будет проживать в тех регионах, где вода станет дефицитом. Все чаще будут сталкиваться с засухами и страны Европы, прежде всего Испания и Италия. Некоторые географы уже говорят о «наступлении Сахары на эти регионы». По мнению экспертов, через полвека около 7,7 млрд человек (то есть примерно две трети населения Земли) будут пить всякую дрянь.
Покойный король Иордании Хусейн утверждал: «Единственный вопрос, способный ввергнуть Иорданию в войну, — это вода». Того же мнения бывший генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали: «Следующая война на Ближнем Востоке будет за воду».
И такая война не ограничится Востоком, она будет мировой. Потому что без нефти, золота и «жизненного пространства» жить, в общем?то, можно.
А вот без воды — нет.

журнал «Идея Икс»
АиФ